Поможет ли сильный текущий счет 1К18 курсу рубля?


Профицит текущего счета за 1К18 составил $29 млрд, что укладывается в наш прогноз. Как сообщил вчера ЦБ, профицит текущего счета составил $28,8 млрд в 1К18, что практически соответствует консенсус-прогнозу ($28 млрд) и нашей оценке ($30 млрд).
 

Поможет ли сильный текущий счет 1К18 курсу рубля?

Высокие цены на нефть (в среднем $67/барр. в 1К18) в сочетании с ростом ненефтяного экспорта на 21% г/г (за 2017 г. он вырос на 24% г/г) сыграли в пользу сильного профицита торгового баланса и были главным источником стабильности текущего счета. 

Импорт товаров вырос на 19% г/г, импорт услуг – на 23% г/г, однако уровень покрытия импорта ненефтяными экспортными доходами стабилен. Тем не менее, продолжающееся восстановление конечного спроса стимулирует и восстановление импорта. Импорт товаров вырос на 18,5% г/г в 1К18, что очень близко нашим ожиданиям (+18,0% г/г), однако все еще указывает на сильный рост импорта. Кроме того, импорт услуг вырос на 23,4% г/г, в том числе расходы на поездки за границу выросли на 32,1% г/г. С другой стороны, доходы от ненефтяного экспорта по-прежнему позволяют покрывать около 69% импорта, при этом эта цифра почти не изменилась в сравнении с 1К17 (68%) и 2017 г. (67%), указывая на то, что рост импорта пока еще не представляет угрозы для рубля. 

Чистый отток капитала составил $13 млрд в 1К18, Минфин купил примерно $13 млрд для ФНБ. Сильный профицит текущего счета был нейтрализован оттоком капитала. Во-первых, чистый отток капитала частного сектора составил $13,4 млрд ($16,4 млрд в 1К17), в отличие от 2017 г., когда он в основном отражал платежи банков по внешнему долгу, сейчас главным фактором оттока стала покупка компаниями иностранных активов на сумму $12,8 млрд. Во-вторых, дополнительно в размере примерно $13,1 млрд за 1К18 Минфин приобрел валюты (он израсходовал на эти цели порядка 748 млрд руб.) для пополнения Фонда Национального Благосостояния. В целом, масштаб оттока капитала объясняет очень умеренное укрепление рубля в 1К18. 

ЦБ РФ подтвердил, что он располагает целым рядом инструментов для поддержки стабильности на валютном рынке. Рубль потерял 8% за 9-10 апреля после объявления нового раунда санкций, объявленных в пятницу, однако мы не считаем, что это движение требует вмешательства ЦБ РФ. Высокая волатильность рубля – неизбежное следствие политики плавающего курса. Низкая инфляция, составившая 2,5% г/г в конце 2017 г. и 2,4% г/г в марте 2018 г., позволяют ЦБ не реагировать на нестабильность рынка, более того, она дает возможность ЦБ решить две проблемы: во-первых, ослабление курса может помочь вернуть инфляцию к ориентиру в 4,0% г/г и сыграет против тех, кто обвинял ЦБ в проведении слишком жесткой монетарной политики; во-вторых, ЦБ сможет избежать необходимости в быстром понижении ключевой ставки, что, на наш взгляд, могло бы быть несвоевременно с учетом повышения ставки ФРС. Таким образом, хотя руководство ЦБ указало вчера на то, что в его распоряжении имеется достаточное количество инструментов для поддержания стабильности на валютном рынке, мы сомневаемся, что ЦБ начнет проводить интервенции. 

Геополитика и санкции в центре внимания, но фундаментальные факторы говорят за возврат рубля к 60 руб./$. 

Очевидно, что в ближайшее время рынок будет уделять большое внимание геополитическим и санкционным рискам, что означает сохранение повышенной волатильности курса. Тем не менее, фундаментальные факторы говорят за возврат курса в диапазон 55-60 руб./$ как только рынок будет готов больше ориентироваться на экономические индикаторы. В сценарии отсутствия геополитической эскалации мы ожидаем возврата курса рубля к значению 60 руб./$ в мае-июне. 

Автор - Наталия Орлова.

Источник: АО «Альфа-Банк»

Возврат к списку

баннер_300х250_уфа.gif

Самое читаемое

Актуальные темы